Наверх

Житель Самары рассказал о том, как лечат в больнице не от коронавирусной инфекции

Житель Самары рассказал о том, как лечат в больнице не от коронавирусной инфекции
16+
Фото: Предоставлено "Самараонлайн24"
Распухло горло, не мог дышать, приехал в больницу, не хотели брать

Сейчас, в период пандемии COVID, многие как будто забыли о существовании других болезней, но они же никуда не делись. Грипп, ангина, операции по удалению опухоли – да что угодно. На прошлой неделе наш читатель Павел Кирпичников попал в больницу, и представьте себе, с диагнозом «паратонзиллит», или «паратонзиллярный абсцесс». Для тех, кто не в курсе, эта болячка с чудовищным названием – последствие осложнения ангины. Мы решили узнать у Паши, а как вообще сейчас люди лежат не в ковид-госпиталях. 

Свой эмоциональный рассказ наш герой начал с того, что его попросту не хотели класть в больницу. В четверг, 18 ноября, он пошел на прием к врачу с осложнениями после ковида: горло распухло, невозможно было есть, пить, говорить, даже дышал он с трудом. Доктор ему заявил, что нужно срочно ложиться в больницу. Погрустив немного, молодой человек принялся паковать вещи, готовясь к предстоящему отпуску на недельку-другую.

– Казалось бы, все прекрасно, врач выписал направление, ну, что тут думать, сейчас быстренько лягу, вылечусь и вернусь к семье. Ага, щас, – вспоминает Павел.

Парень пришел в СамГМУ, всеми знакомую восьмиэтажку, там милый охранник сказал, что в кабинете ЛОРа никого нет, вот вам телефон, как говорится, звоните сами, вызывайте сами. Дозвонившись до врача, Паша принялся ждать. Через какое-то время на первый этаж спустились три медсестрички, судя по всему интерны. Постреляв глазками и подумав о том, что, если такие потрясающие леди будут лечащими врачами, Павел решил, что мог бы и задержаться в больнице. 

– Я недолго радовался. Мои милые мучительницы сделали мне какое-то игло-горло-укалывание, сказали, мол, пункция, смотрим, есть ли, прости господи, гной. Ничего не нашли, но горло-то опухло, еле дышу, глотать вообще невозможно. Медсестры приняли еще раз решение, что надо класть. Так у меня образовалось два направления, – поделился парень.

Имея две серьезные бумаги, Павел направился в двухэтажное розовое здание, в инфекционный корпус клиники СамГМУ, где его должны были положить на лечение. Встретила его там молодая девушка, видимо, тоже интерн, а дальше разговор, который произошел, и то, насколько долго проходило оформление документов, заставило нашего героя сомневаться, а стоило ли вообще ложиться в больницу. 

 Она мне говорит: а может дома полечитесь? ДОМА? Я три недели дома лечился, да я бы к вам не пришел, если бы дома хотел лечиться. А она это обосновала, типа, могу тут ковидом заболеть, у них там, видите ли, два дня назад привозили мужичка, а на следующий день увезли в ковид-госпиталь. Однако я настаивал на своем, потому что дома мне становилось хуже день ото дня. В общем, худо-бедно я уговорил их меня взять. Причем даже два направления на руках роль особую не играли. 

Положили Павла в палату к четверым мужчинам с таким же диагнозом. Когда он располагался в палате, медсестра шепнула, чтобы ценные вещи парень держал при себе. Павел занервничал. Да и кто тут не испугается, ведь, когда тебе предстоит проводить ночи в компании не слишком порядочных людей, становится страшно. 

Наутро врачи обнаружили у нашего героя полис ДМС и решили его перевести в палату получше, уже на троих человек. И началось долгое лечение. 

ДМС – это добровольное медицинское страхование, которое в отличие от обязательного обеспечивает получение дополнительных медицинских услуг (частные клиники, платные палаты и пр.) за счет страховой компании.

– Возмущает отношение медперсонала, медсестры/братья конкретно не объясняют, как работать с капельницей. Там после того, как флакон закончился, надо перекрывать трубку, чтобы воздух в вену не попал. Мне это, естественно, никто не сказал, и первые дни я вообще об этом не думал. Несколько раз у меня тупо вздувались вены: после того, как поставили капельницу, рукой лучше не двигать. Я и не двигаю, но сама, блин, сестра теребит руку туда сюда, чтобы снять ЧЕРТОВ ЖГУТ, КОТОРЫЙ ОНА ЗАТЯНУЛА КАК В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ. Реально больно затягивают, а потом не могут развязать УЖЕ С ИГЛОЙ В МОЕЙ РУКЕ. Все это дергается, и, возможно, игла вылетает из вены и просто льётся мне под кожу, образуется шар под кожей, болит и синеет. Одна сестра решила снимать флаконы прям надо мной с капельницы: брызги, трески, резкие движения, а я и так, извиняюсь, боюсь лишний раз рукой двинуть.

Также Павел рассказал об особой системе вызова врача, особенно когда пациент лежит под капельницей. Нужно как можно громче, оказывается, кричать номер своей палаты, и, дай бог, медсестра придет со второго-третьего окрика.